«Говорю продавщице, что я из Украины. В ответ «А, знаю, это возле Мозамбика» — олимпийский чемпион

«Говорю продавщице, что я из Украины. В ответ «А, знаю, это возле Мозамбика» — олимпийский чемпион

«Только сильно не наедайтесь, у нас все-таки обед будет» — полушутя напоминает 57-летний Георгий Погосов, известный украинский фехтовальщик-сабельник, шестикратный чемпион мира, олимпийский чемпион Барселоны-1992, ныне известный тренер. Через три года после «золота» Олимпиады вместе с семьей уехал в США, где давал частные уроки по фехтованию. С 1999 года работает тренером в Стэнфордском университете. Команда Погосова регулярно попадает в десятку сильнейших студенческих команд страны. В отпуск всегда приезжает в родной Киев.

Встречаемся в одном из столичных ресторанов. Одет в светло-серую рубашку и темные джинсы. Заказывает борщ, мясные закуски и сок-фреш. «С удовольствием бы выпил пива, но сегодня еще встреча», — сожалеет он.

  • ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Еврокомиссия о выдворении журналистов из Украины: «Такие решения должны тщательно обдумываться, учитывая права на свободу высказываний»

— Если бы все, что сопровождало 22-летною жизнь в Америке, перенести на момент отъезда, остались бы?

— Я рад, что уехал, хотя мне очень непросто далось это решение. Очень люблю Украину, Киев, которые при других обстоятельствах ни за что бы не оставил. В свое время, еще при Союзе мне предлагали уехать в Москву с возможностью закончить институт, получить кандидатскую, квартиру категорически отказался.

-Подобные предложения дважды не делаются, это, как правило, дают понять.

-В данном случае имел место чисто дружеский жест, от людей, которых я давно знал, как и они меня. Среди них главный тренер сборной СССР Давид Тышлер, ныне покойный. Никаких угроз «перекрыть кислород» никто не делал, как и не задавал лишних вопросов.

— Как проходила адаптация в США, и был ли момент отчаяния, когда захотелось вернуться?

— Моменты были, но не отчаяния, а, скорее, сомнения: для чего я все это делаю, трачу столько усилий, что из этого получится. Первые три года были «курсом молодого бойца», приходилось делать много разных работ. Жена, чтобы поддержать более чем скромный семейный бюджет, по ночам убирала магазины: уезжала в 9 вечера и возвращалась в 5 утра.

— Сколько нужно было для удовлетворения первостепенных надобностей?

— Самое главное стоимость аренды жилья. От этого зависит все остальное. Мы тогда жили в Южной Каролине, и наш далеко не самый роскошный дом стоил по тем временам $ 500 в месяц. Где-то столько же обслуживание и заправка машины, питание, жене и дочке на карманные расходы. Итого $ 1500-2000. И это так, чтобы не шиковать. Заработать я их не мог, тем более, когда летом у детей начинались каникулы, родители уходили в отпуска. А нет учеников нет занятий. Соответственно, и денег. А мне приходилось ездить за 100 миль в одну сторону и дать несколько уроков, чтобы заработать $ 60. Спасал мой авторитет чемпиона мира и Олимпиады, благодаря которому я был востребован, ученики стабильно были, менять специальность бог миловал. А вот жене Татьяне пришлось осваивать компьютерную грамоту. Когда мы переезжали в Калифорнию, уже имели свой компьютер, который помогал ей зарабатывать. Сейчас она работает менеджером в спортклубе университета, ведет учет и бухгалтерию.

— Как быстро заработали на первую машину?

— Это был подержанный «Понтиак Бонневиль», стоил около $ 3 тыс. Ездили на ней три года, она была у нас одна на семью. Потом, после переезда в Калифорнию, мне мой друг-коллега дал свой старенький «Форд», жена тогда уже смогла ездить на работу, дочка на уче

Читайте полный текст новости «»Говорю продавщице, что я из Украины. В ответ «А, знаю, это возле Мозамбика» — олимпийский чемпион» на сайте Gazeta.ua

Comments are closed.